Шакалипи (sibariana) wrote,
Шакалипи
sibariana

Categories:

Промутопия-1

С проектированием Нефтяников связана очередная путаница. Отчего-то в Омске принято считать, что проект застройки принадлежал кому-то из братьев Весниных. Видимо, это чрезвычайно льстит местечковому самолюбию и в очередной раз примазывает Омск к эпохальным событиям.
Братья Веснины, Леонид, Виктор и Александр действительно были славой советской архитектуры мирового уровня: их считают классиками конструктивизма. Но к истории Нефтяников опосредованное отношение из них имеет только один - Александр, который незадолго до смерти руководил проектной мастерской Министерства нефтяной промышленности, где и появился первый генплан Нефтяников. Спустя шестьдесят лет трудно указать точно, какова была роль корифея в появлении образа городка. Скорее ведущая роль принадлежала его ученице, Марии Слотинцевой. Она в 1950 г. работала в группе архитекторов вместе с А.Слободняк и С. Маслих, а в 1957 г. разрабатывала проект второй очереди застройки городка.

Небезынтересно остановиться хотя бы на двух проектах, принадлежащих кругу Весниных.
Первый - застройка отдалённого по тем временам пригорода Москвы, Коломенского посёлка при крупном промпредприятии. Послевоенный жилой городок вырос на месте снесённой деревни. Первоначально он застраивался двухэтажными шестиквартирными домами с фасадами в стиле 'неоклассицизма' в весьма скромном, провинциальном варианте. Дома украшали балконы и эркеры. Комнатки были крохотными, основные удобства присутствовали, но в урезанном варианте - без ванны. Ванная комната заменялась умывальной. Характерная особенность, с которой лично мне не приходилось встречаться - квартиры нижних этажей имели, кроме дверей на лестничную клетку, выходы в крохотные приусадебные участки. Планировка домов была квартальной, они составляли уютные дворики с обильными древонасаждениями. Позднее появились трёхэтажные дома. Улица Болотниковская с такой застройкой существует и по сей день.
Второй аналог - город Юбилейный в Башкирии. В конце тридцатых вблизи туймазинских скважин начинается строительство Соцгородка, места проживания башкирских нефтяников. В 1940 году он получил современное названии - поселок Октябрьский, в 1946 году стал городом. Тогда же в архитектурно-планировочной мастерской Весниных разрабатывается генплан города на 30 000 жителей. Город планировали застроить двухэтажными домами и снабдить развитой социальной инфраструктурой. Учебные заведения - техникум и два училища профтехобразования; обширный больничный городок, поликлиника, Дом техники нефтяников, Дом школьников, Дворец спорта, Дом быта, кинотеатр 'Фонтан', гостиница 'Девон'. Особое внимание уделялось благоустройству и озеленению, имелся обширный парк культуры и отдыха. К городу Юбилейному по праву принадлежал титул 'город-сад'. Все общественные здания решались в стиле неоклассицизма, имели пышные колоннады, портики, садово-парковые ансамбли.

В общем, архитектурный облик города башкирских нефтяников создавался в соответствии со сложившейся к тому времени традицией, которая впитала в себя два импульса – идею соцгорода и города-сада. Чтобы не расширять до невозможности объем моих очерков, я крайне упрощенно изложу суть двух противоположных идей. В Нефтяниках 50-х о конфликте архитектурных идеологий вряд ли знали более десятка человек, непосредственно причастных к градостроительным проблемам, и к тому же имевших обширные познания в теории и истории архитектуры. Конфликт двух идей в СССР закончился в конце 20-х, но в 50-е произошел неожиданной реванш побежденной идеи.
Идея города-сада относится к концу девятнадцатого века, ее пропагандировал английский социолог Эбенизер Говард. Он разделял утопические социалистические идеи и пропагандировал образ города будущего как удаленного от промышленных объектов, в окружении полей и садов, вписанного в окружающий ландшафт. В первые годы советской власти, в эпоху революционной романтики и адаптации самых фантастических идей, город-сад становится популярным. Он представляется градостроительным оформлением мечты об освобождении от тяжкого труда на предприятиях капиталистов, от убожества заводских казарм и грязных заводских поселков.
Соцгород тоже является продуктом социалистической мысли, но совсем другого направления – механистического, воспринимающего общество подобием промышленного предприятия - четко организованного, где каждому работнику и каждому действию есть свое место и время. Этими идеями подпитывались первые нормативные акты НКВД, посвященные градостроительству. (не следует удивляться тому, что определением строительной политики в РСФСР в 20-х занимался Научно-технический совет Главного Управления Коммунального Хозяйства Наркомата внутренних дел). Соцгород представлялся ячейкой будущего общества – промышленным предприятием, вокруг которого организуется поселение, которое, в свою очередь, служит местом потребления ресурсов округи, занимается распределением изделий, служит центром мобилизации населения и культурного влияния на отсталое сельское население. Государство вводило специальные нормативы расселения и обслуживания работников предприятия и той части населения, которое не было занято непосредственно в производстве.
В середине 20-х, в первых нормативах, идеи города-сада и соцгорода сосуществовали, оставляя планировщикам выбор в зависимости от их пристрастий и местных условий. Это неразберихе мы обязаны попытке планировке Ленинска в Омске в виде пятиконечной звезды. В конце 20-х город-сад был окончательно убран из советской архитектуры как утопический и не соответствующий требованиям текущего момента. К слову, до конца 30-х в стране так и не было создано ни одного поселка или городка, полностью соответствующего требованиям «соцгородских» нормативов – это тоже было утопией.
Омские Нефтяники, равно как десятки других заводских поселков того времени – однозначно соцгород по духу и нормативным требованиям, если рассматривать его в рамках строгой терминологии. Интригующим является то обстоятельство, что в середине 50-х Омск вместе с другими крупными промышленными центрами боролся за звание города-сада, хотя бы в отношении озеленения. И Нефтяники, аскетичный заводской поселок, создавался утопающим в зелени, с обширными парковыми зонами, с уютными двориками и бульварами – что никак не соответствовало представлению о строгом пролетарском соцгороде. Был ли это реванш полузабытой идеи города-сада? Не исключено. Тогда это может служить еще одним свидетельством изменения общего умонастроения – окончания героической и жестокой эпохи первоначального сталинизма.

Оригинальность планировки и архитектуры Нефтяников не может быть осознана без понимания цели эксперимента, который проводился в 50-х годах. Без гипотезы, объясняющей сверх-задачу строителей, Нефтяники превращаются в комбинацию разнородных и случайно соединенных элементов.
Для начала напомню основные тезисы социального эксперимента, благодаря которому появились нефтяники как социальная общность и городок Нефтяников – как архитектурно-градостроительный памятник.
1. Сталинская модель экономики была крайне жестоким, но оправданным решением (не этически, но исторически – это совершенно разные категории). Во второй половине 40-х эта система, основанная на администрировании и массовом применении принудительного труда с плановым распределением ресурсов, исчерпала свой потенциал и должна была смениться другой. Этот процесс можно проследить на особенностях строительства в Нефтяниках, которое начиналось в 1949 году в рамках ГУЛАГа, но заканчиваться обязано было в рамках иной экономической и социальной системы.

2. Контуры новой системы можно обнаружить в ряде начинаний тех лет, принятых на высшем уровне, но, вместе с ними, вызванных инициативой трудящихся. Государство собиралось передавать социалистическим предприятиям ряд своих функций, в первую очередь – распределения ресурсов. Формальная диктатура пролетариата (на самом деле – тоталитарная власть партийных функционеров) должна была уступить место технократии соцпредприятий в комплексе с руководящей ролью КПСС и подлинной властью Советов. Управление государством с помощью репрессии и администрования (классический сталинизм 30-х гг) должен был смениться контролем над обществом с помощью воспитания «культурой» и коллективным трудом в системе социалистических предприятий.

3. Эксперимент был подавлен сверху в середине 50-х и не получил активной поддержки снизу, из него была выхолощена социальная составляющая, благодаря чему не удалось преобразовать реальное социалистическое общество. Оно осталось под контролем партфункционеров. В конечном итоге это привело к закономерному краху СССР. Тем не менее, порыв рубежа 40-50-х годов обеспечил полную техническую перестройку Советского Союза - он стал ведущей технологической державой. Рудименты общественного сознания нефтяников сохранялись в последующие десятилетия, благодаря чему я по мере сил описываю дух этой общности.
Вместе с тем, сохранились зримые черты неудавшейся промышленной утопии – сам городок Нефтяников.
Tags: Нефтяники
Subscribe

  • Загадка эпохи

    В продолжении вечной темы "Реализация рая: Омские Нефтяники 1950-х" Почему, как мне кажется, в будущем будет нарастать интерес к 1950-м? Потому что…

  • Детский садик на ул. Малунцева, 7

    Нарисовал по памяти фигуры, которые стояли там во второй половине 60-х. Садик функционировал до 1973 года, когда там образовался детский клуб…

  • Закрытый город

    Когда очень давно, еще в прошлом тысячелетии, в моей молодости, в голове вертелась сумасшедшая идея - описать историю закрытого Омска. Того самого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments